февраль2019

САКРАЛЬНЫЙ ПРОЕМ В ЛИЦЕВОМ ЛЕТОПИСНОМ СВОДЕ

Вишня И.Б.
Член СХ РФ, Санк-Петербург
В Лицевом своде нет случайных деталей. Все элементы изображения объединены в некую целостность, всё работает на одну идею. Ни природа, ни человек, ни архитектура в ЛЛС не могут быть просто фоном, «статистами», они всегда участвуют в создании общего смысла миниатюры.

Очень часто мы видим на миниатюрах изображение архитектурного проёма – и, возможно, это одна из самых неизученных и загадочных тем Лицевого свода.

Проём – это любое «отверстие» в пространстве: арка, дверь, ворота, окно, дыра, пещера и т. д. Мы встречаем его на протяжении всех томов свода, во всех художественных манерах [1] . Первый проём мы видим уже при изображении райских врат (М10) [2] .

Изгнание из райского сада
Это крайне редкое изображение светлого проёма, слегка желтоватого цвета. В дальнейшем подавляющее большинство проемов - черного цвета, но встречаются и цветные и даже белые. Проём имеет ярко выраженное символическое значение, хотя разгадать это значение очень сложно. По моей гипотезе, проём обозначает некую границу, переходную зону между различными мирами (духовным и светским, смерти и жизни и т.д.). Вот, к примеру две миниатюры из Музейского сборника(М231об., М232) внесение Святых Даров в Скинию Завета.
Внесение даров Моисеем в храм
Здесь представлен кульминационный момент: Моисей вносит в Скинию Святые Дары Господу. "И внес ковчег в скинию, и повесил завесу, и закрыл ковчег откровения, как повелел Господь Моисею. И поставил стол в скинии собрания, на северной стороне скинии, вне завесы. И разложил на нем ряд хлебов пред Господом, как повелел Господь Моисею. И поставил светильник в скинии собрания против стола, на южной стороне скинии. И поставил лампады пред Господом, как повелел Господь Моисею. И поставил золотой жертвенник в скинии собрания пред завесою. И воскурил на нем благовонное курение, как повелел Господь Моисею." (Исход: 40, 21-27) На вершине шатра Скинии установлен крест на державе в виде меча острием вверх. Слева Моисей заканчивает строительство первого храма и вносит скрижали, завеса с Херувимом отодвинута и за ней мы отчетливо видим черноту проема.

Следует отметить, что в ЛЛС цвет проема имеет значение: например, черный проем почти всегда обозначает смерть, пустоту, небытие. На следующей миниатюре (лист 232) мы видим Скинию после внесения в нее Святых Даров, и здесь проем за завесой - белый, т.е. наполненные Светом Божиим, Благодатью, жизнью. И в дальнейшем в Скинии почти всегда будет белый проем. Хотя есть и исключения: например, на миниатюре 322, 325 об., 331 он раскрашен красноватым цветом, на миниатюре 331 об., 333, 334 имеет голубоватый оттенок. Когда появились такие "цветные проемы" - в момент создания миниатюры или при поздних «поновлениях»? Ощущали ли мастера семантическую разницу между белым и цветным проемом, или для них принципиальным был лишь отказ от черного?

Цветные проемы: красный и голубой
Как было сказано выше основная масса проемов черного цвета. Среди них можно различить несколько типов: первое, это проемы, которые можно назвать «диалоги». На фоне проема происходит диалог, причем художник выразительно рисует руки и жесты беседующих. Поскольку беседа в ЛЛС имеет важное политическое или историческое значение, то проём визуально подчёркивает это значение, усиливает напряжение, даже тревогу, которую испытывают собеседники во время таких «эпохальных» бесед.
Проемы "диалоги"
Интересным представляется проем «диалога», изображающий беседу князя Дмитрия Ивановича (Донского) и митрополитом Киприяном перед началом Куликовской битвы(О2-42) [3]. Между двумя собеседниками помещено здание с огромным проёмом. Создается впечатление, что само здание нарисовано здесь только для того, чтобы изобразить этот проём. Интересно, что расположение проёма в пространстве неестественно: разворот проёма противоречит общему развороту здания. Можно предположить, что проём как бы развёрнут от «главного персонажа» в духовном смысле( митрополит ) к второстепенному (князю). Конечно, нельзя с полной уверенностью сказать, что такой разворот проема художник нарисовал сознательно, вполне возможно это было сделано на уровне интуиции, но тем не менее это интересный художественный прием.

Диалог князя Дмитрия Ивановича с митрополитом всея Руси Киприяном
Второй тип - это «сцены гибели», смерти, как и сцены беседы, часто сопровождаются изображением проёма.
Сцены гибели
Третий тип проема можно назвать «сакральным». На фоне таких проемов происходит нечто сакральное: передача в дар священной чаши, посох митрополита или дарение священного писания.
"Сакральный" проем
Еще один пример – миниатюра, где царь Саул метает копьё в Давида. Здесь наконечник копья прямо упирается в проём и ломается о него. Как и в предыдущем случае, создаётся четкое ощущение, что здание «поставлено» на миниатюру именно ради этого проёма. Таким образом, проём можно назвать «точкой напряжения» в миниатюре, своего рода «чёрной дырой». Внимательному созерцателю и исследователю свода совершенно очевидно, что проём имеет какой–то очень важный, глубокий смысл. Однако конкретное его значение установить крайне сложно.
Есть еще один тип проема, может быть самый сложный для понимания, «пять домиков».

Это пять строений, одинаковой формы с проемами, например это здание церкви, пиршество на фоне пяти домиков или появление пяти домиков на фоне кровати с умирающим князем.
"Пять домиков"
Есть миниатюра из Музейского, книга судей Израилевых (М569), где по сюжету, ослепленного Самсона, ведут на пир филистимлян. Так, кроме ряда из пяти домиков можно заметить еще один ряд проемов между ними, что, конечно, имеет смысловую нагрузку. Но какую?
Из всего выше сказанного можно сделать вывод, что тема проемов в ЛЛС не случайна, что художники в каждом отдельном случае вкладывали смысл, что-то усиливали, обостряли или намекали. Вся эстетика ЛЛС, очевидно, корнями связанная с русской иконой, полна символизма и глубоких смыслов, для разгадки которых требуются специалисты из разных областей науки.
[1] В ЛЛС мы насчитываем 16 иконографических манер, причем две из них (И3 и И4) настолько близки по иконографии, что можно говорить о 15 иконографических манерах и как минимум 16 авторов прорисовки миниатюр Свода
[2] М означает Музейский том в ЛЛС
[3] О2 означает второй Остермановский том в ЛЛС