Харадр и фрина

Материал подготовлен: ЗЕЛО
В апокрифической Книге Еноха есть необычное описание движения солнечной колесницы по небосводу:

«Огонь ему [Солнцу] дают 100 ангелов. И духи летят в образе двух птиц. Один как Феникс, а другой как Халкедрий. Лик у них львиный, ноги и хвосты и головы как у крокодилов. Цвет их багряный, как радуга, величина их—900 мер. Крылья у них как у ангелов, у каждого по 12 крыльев. Они мчат солнечную колесницу, неся росу и зной. Как повелит Господь, так они вращают колесницу, нисходят и восходят по небесам и по земле со светом лучей своих».
Красивый образ двух фантастических птиц из Книги Еноха был заимствован и другими древнерусскими сочинениями. В «Прении Панагиота с Азимитом» те же две птицы также связаны с солнцем, но уже не несут колесницу, а окпопляют его, дабы мир не погиб от его жара:

«И вот две птицы, называемые грифами, одна называется Феникс, а другая—Халедрий, длиною около 9 локтей. И они окропляют Солнце, чтобы оно не сожгло мир».
Основой образа халкедрия, который вместе с птицей феникс несет солнечную колесницу, явилось предание о птице харадр, упоминаемой во Второзаконии в числе нечистых птиц: «А этих не ешьте: орла, грифа… харадриона, и подобных им» (Втор. 14:18). Греческий текст Септуагинты называет вполне реальную птицу – зуйка или ржанку, – но в средневековых сочинениях харадр оборачивается фантастической птицей с белоснежным оперением, не имеющей «ни единой пестроты» на своем теле. Она обитает в царских дворцах, а ее внутренности исцеляют слепоту. Основный свойством птицы является способность определять, умрет ли больной человек, или выздоровеет:

«Если будет болезнь человека к смерти, то отвернется харадр от больного, и все поймут, что он умрет, а если будет к жизни, то возьмет харадр хворь больного и взлетит к солнечному эфиру, и рассеет ее».

Харадр, не имеющий ни единого пятна на оперении, уподобляется Христу, не имеющему никакой нечистоты. Харадр – Христос отвернулся от «болеющих к смерти» иудеев, то есть забрал от них благодать, и повернулся к язычникам – взял их недуги и болезни и взошел на крест для их исцеления.

Антииудейская направленность сказания послужила тому, что оно было включено в Толковую Палею. Библейский патриарх Иаков, благословляя своего сыну Иуду, называет его «птищ львов». Поясняя символическоезначение слова «птищ», автор Палеи приводит рассказы о харадре и обновлении орла. Оно воспринимается как пророчество о Христе, который отвернулся от иудеев и дал прозрение язычникам. Здесь смешивается представление о диагностическом даре харадра и использовании его внутренностей в качестве снадобья для исцеления глаз. Сам текст сказания почти тождественен рассказу Физиолога, из которого он был позаимствован, добавлена лишь эмоциональная реакция птицы в связи с выздоровлением: «Если же человек будет жить, то харадр, радуясь, взлетит на воздух напротив солнца».
Изображения харадра отражают фантастическое свойство птицы. В белозерском Физиологе харадр – это серая бескрылая птица, изображенная дважды: она подлетает к одру больного, протягивающего к ней руку, рядом она же взмывает к солнцу, рассеивая его болезнь. В рогожском Физиологе помещен перьевой рисунок отвернувшегося харадра, по его позе мы понимаем, что больной, не изображенный миниатюристом, умрет.

В лицевом Физиологе Дамаскина Студита тот же рассказ о харадре иллюстрирует миниатюра, на которой человек указывает на белоснежную птицу, взмывающую к небесам, она возносит его болезни на воздух. Интересно, что на соседнем листе помещено изображение желтой птицы, фрины, также связанная с харадром:

«Фрина – это летающая красная маленькая птичка. Когда же болеет, из красной становится желтой, как шафран. Если же случится ей увидеть некую птицу, называемую харадрион, тотчас перестает быть желтой и снова становится красной».

Исцеление желтой птицы от взгляда харадра связано с античными представлениями о том, что больные желтухой исцеляются, взглянув на ржанку. Плутарх считал, что харадр притягивает желтуху, которая от больного устремляется к нему посредством зрения. Болезнь причиняет птице ранящий удар, отчего она отворачивается и закрывает глаза. Любопытно, что желтая фрина на миниатюре Физиолога Дамаскина Студита смотрит в противоположную от харадра сторону, как будто от этого не получая исцеления.